Опознавательные знаки ценою собственной жизни

Но командир группы опоздал. Освещенный костром, сержант был отличной мишенью посреди ночи. В темноте раздался выстрел вражеской винтовки и Бойко упал замертво прямо в костер.

Рота Дерзева обороняла позиции между двумя холмами и заброшенным заводом уже несколько дней. У 55-ти бойцов уже заканчивались боеприпасы и провизия.

-Если мы не выйдем на связь со штабом в течение нескольких часов, — кричал связистам ротный, — то нам придется отсюда бежать, причем без оглядки! Давать отпор фашистам скоро будет уже просто нечем!!!

Но через несколько минут к майору подбежал взволнованный связист:

-Есть связь, товарищ майор!

Командир роты доложил командованию о сложном положении его подразделения. Качество связи было ужасным, голос полковника то появлялся, то снова пропадал в шуме помех.

-Вам будет сброшен груз сегодня ночью! – услышал голос полковника ротный, — к 23-м часам иметь сигнальные костры, которые выложить в форме опознавательных знаков!

Ситуация была не из простых. Единственное место, где можно было выложить квадрат из костров, было слева от их текущей позиции. Проблема заключалась в том, что противник уже неоднократно предпринимал попытки обойти их именно слева.

-В общем, так, Сулаченко! – собрал командир пятерых разведчиков, — кроме как вам, это задание поручить мне некому!

И майор быстро объяснил лейтенанту Сулаченко и его подчиненным их миссию. Пятеро разведчиков отправились в степь и начали готовить сигнальные костры. Несколько бойцов, которых майор выделил им в помощь, убыли обратно в расположение еще в 22 часа, так как  послышались звуки стрельбы, а значит, нужно было возвращаться на подмогу.

-Без десяти одиннадцать! – прокричал Сулаченко сержанту Бойко, — поджигай!

Быстро загорелись костры, расположенные в центре степи. Огненный квадрат был хорошо виден с неба, и в начале следующего часа разведчики услышали гул самолетов.

-Летят! – кричал Бойко, стоя рядом с костром.

-Отойди в темноту! – крикнул ему лейтенант.

Но командир группы опоздал. Освещенный костром, сержант был отличной мишенью посреди ночи. В темноте раздался выстрел вражеской винтовки и Бойко упал замертво прямо в костер.

-Рассредоточиться! – скомандовал лейтенант.

На случай вражеской атаки у них был заранее оговоренный план. Каждый из разведчиков умел действовать абсолютно самостоятельно, причем в темное время суток ничем не хуже, чем днем.

Сулаченко тихо отбежал к ближайшим зарослям. Гул самолетов постепенно затих, а значит где-то там, сверху спускается их долгожданный, спасительный груз.

Разведчик лег на живот. Он всматривался в темноту, стараясь не смотреть в сторону костров, чтобы глаза быстрее привыкли к темноте. Так он пролежал пару минут и уже стал различать обстановку вокруг. И тут нога фашиста наступила на ветку всего в метре от него. Судя по всему, этот гитлеровец долго смотрел на костры, и теперь совсем ничего не различал в темноте.

Лейтенант поднялся и вонзил финку прямо в грудь противника.

-Гм?! – повернулся второй, шедший с ним рядом.

Приклад разведчика вылетел из темноты прямо в висок плохо ориентирующегося фрица. Слева послышались звуки борьбы и все стихло. Лейтенант разглядел темные очертания метрах в десяти от себя.

-Сержант? – тихо спросил командир.

-Мы, товарищ лейтенант! – ответил Лазарев, — двоих убрали!

Лейтенант подошел к двоим своим бойцам. Через несколько минут нашли четвертого, старшину Крупенко. Всего за пятнадцать минут, разведчики ликвидировали семерых фашистов.

Груз нашли уже на рассвете. Его отнесло ветром на триста метров от опознавательных костров. Сулаченко быстро послал сержанта к ротному, и через полчаса два взвода уже тащили тяжелые ящики к оборонительным позициям.

Zampolitovich