Оказались там, где нужно!

Разведка. Оказались там, где нужно!

Командирский блиндаж был переполнен. Совещание у полковника было посвящено приказу о завтрашнем наступлении.

На завтра нам поставлена следующая задача: продвинуться на пять километров вглубь территории фашистов, — продолжал комбат, — а это значит, необходимо будет прорвать две линии обороны врага!

Все слушали очень внимательно, — завтра предстоял очень кровопролитный день. Никто из офицеров даже не курил, все внимали словам пожилого полковника.

-После предварительного артобстрела пойдут танки, а за ними пехота, — продолжал комбат, — разведчикам действовать, как и в предыдущий раз, три дня назад!

Микитенко молча кивнул. «Как и в предыдущий раз» означало, что его разведрота должна была обогнать наступающие силы советской пехоты, как только линия обороны врага будет прорвана. Далее следовало зайти как можно глубже во вражеский тыл, и уже оттуда передавать по радиосвязи всю информацию, которая может пригодиться руководству: расположение, количество и направления перемещений вражеских войск, а также любые дополнительные сведения. При встрече с вражескими солдатами и особенно офицерами, следовало по возможности брать их живыми и доставлять в расположение.

Совещание у комбата закончилось через десять минут. Капитан Микитенко собрал своих взводных вечером, накануне наступления.

-Приятного не сообщу, — начал ротный, — сценарий повторяется. В каждый взвод обязательно включить двух связистов. Пусть проверят оборудование! Завтра выступаем в бой последними, а затем всех обгоняем, как и в прошлый раз!

Наступление началось, как обычно внезапно. Гулким эхом разорвали утреннюю тишину залпы советских пушек. Побежали с криками «Ураа!», вперед, красноармейцы.

-Вперед, пошли! – скомандовал капитан Микитенко, глядя в бинокль, как пехотинцы перепрыгивают первые вражеские траншеи.

Через час, рота разведчиков была уже на километр за линией фронта, в тылу врага. Три взвода «рассыпались» по оккупированной захватчиками территории. Микитенко бежал во главе одного из взводов, когда они выскочили на широкую лесную полянку.

-Вон, глядите, — прокричал сержант – дымок!

-И вон там! – прокричал еще один разведчик, — смотрите и вон там, еще один!

Долго гадать не приходилось.

-Блиндажи! – прокричал Микитенко, — готовим гранаты и в трубы! Приготовиться встречать!

Кинули две гранаты в ближайшую черную трубу, из которой поднимался сизый дымок. Один фриц выскочил сразу и был оглушен прикладом в висок. Раздался взрыв, — через минуту выползли двое немецкий унтер-офицеров.

-Оставшиеся блиндажи, БЫСТРО! – прокричал капитан, связывая немца, — действовать также!

Опять полетели гранаты, в черные трубы. Но на этот раз красноармейцам повезло меньше: первым из блиндажа высунулось серое дуло автомата, и веерообразным движением фриц дал очередь по разведчикам.

-Ай, бл… — двое советских бойцов были серьезно ранены.

Но зато добычей разведчиков стали еще два вражеских офицера, а из третьего блиндажа с поднятыми руками вылезли трое фашистов. Один из них был серьезно ранен осколками советской гранаты.

-Всех связать, — скомандовал ротный, — раненым оказать помощь!

Он на секунду замолчал, глядя на лежащего, на земле, раненого фашиста:

-И ему тоже!

Перекурили несколько минут. Микитенко оценил обстановку.

-Все, дальше не идем. Уводим немцев к нашим позициям!

Когда вели немцев к линии фронта, один из них вырвался и побежал назад. Один из сержантов поднял винтовку.

-Не стрелять! — опустил ствол товарища Микитенко, — это ведь офицер. Догнать! Двое разведчиков быстро догнали связанного по рукам вражеского офицера, и для профилактики «поучили» его больше не убегать. До наших позиций добрались без дальнейших происшествий