Не все было однозначно на этом небольшом участке фронта, который прорывал советский батальон. Именно сюда на усиление был направлен взвод снайперов Токарева.

-Но ведь мы в Игнатовке держимся, товарищ полковник! – пытался возразить Токарев командиру батальона.

-Понимаю старлей, — ответил хмуро старший офицер, — но у фрицев там снайперов немало, так, что без твоих никак… иначе полягут все. Жалко, молодежь одна на пополнение пришла!

Командир снайперского расчета кивнул:

-Если я правильно понял, мы с первой линией атаки пойдем? Проводить разведку боем будем?!

-Ты все правильно понял, Николай, — кивнул полковник и открыл портсигар, — удачи вам, ребятушки…

И пошла волна в атаку, хмурым октябрьским утром. Растаяли снайперы Токарева среди бойцов пехоты, стараясь двигаться непосредственно у передового края. А вражеский край обороны пролегал по вершине пологого холма, где виднелись белые стены домиков, с соломенными крышами.

-Черт! – прокричал Токарев, увидев, что происходит, — там снайперов полно!

Советские атакующие падали один за другим под метким огнем стрелков противника. Криков Токарева никто не слышал: вовсю гремел бой. Солдаты стреляли по домам, занятым врагами, но существенного ущерба причинить не могли.

Увидев одного из своих стрелков, Токарев заорал:

-Найди, кого сможешь, и рассыпайтесь по возвышенностям! Там снайперских расчетов не меньше дюжины!

Через три минуты Токарев сидел у основания полуразрушенной мельницы, а еще двое бойцов из его группы лежали на склоне взорванной каменоломни. До деревни, в которой укрылся неприятель, было около 500 метров. Старший лейтенант решал, как эффективнее помочь советским пехотинцам, несущим кошмарные потери. Решение пришло внезапно, и офицер ухмыльнулся.

-Сержант, давайте по соломе на крышах! – проорал командир снайперского расчета, — бронебойно-зажигательными! Берите правый край, а я к той роще, левее постреляю!

Бронебойные патроны быстро посыпались к ногам стрелков. Токарев пригнулся и побежал к приглянувшейся огневой позиции. Через минуту снайпер уже лежал под старым кленом и заряжал первый зажигательный патрон в свою снайперскую винтовку Токарева. В прямой видимости были четыре дома, занятые вражескими стрелками. Токареву понадобилось всего десять секунд, чтобы произвести по два выстрела по крыше каждого из них.

-Что, не ожидали такого наступления, — злобно ухмыльнулся старлей, глядя на первые языки пламени на крышах домов.

Открыли огонь по домикам со своей стороны сослуживцы Токарева. Ветер сражался на стороне советских бойцов. Поднятые стремительными порывами, огненные вихри пожирали солому стремительно и неумолимо. Несколько объятых пламенем фашистов выпали сверху и катились по склону, навстречу бегущим красноармейцам.

-Давай на поражение! – заорал старший снайпер.

Но бойцы поняли, что следует делать, еще до команды офицера. Звучали снайперские выстрелы советских бойцов, охваченные огнем, фашисты метались между домами и падали. Увидев, что передний край немецкой обороны «просел», командиры пехоты подняли в атаку все резервы.

Через двадцать минут догорающие дома остались далеко позади. Советские силы продвигались вглубь деревни и теперь встретили новую угрозу в виде плотного пулеметного огня фашистов. Несколько рядовых пехотинцев уткнулись лицом в землю.

-Пулеметы дави! – задыхаясь, прохрипел Токарев, — остановитесь пока!

Атака снова замерла, рассеявшись по деревенским улочкам.

-На семь тридцать, товарищ старший лейтенант! – прокричал Токареву боец из его роты.

Опытный стрелок, Токарев сразу перевел оптический прицел туда, куда указывал его товарищ. Выстрел, и вражеский пулемет затих, уткнувшись стволом в землю. Старлей ждал… Он знал, то немецкий напарник сейчас займет место первого. И действительно – через пару секунд пришлось снова давить на спусковой крючок!

Через несколько минут атакующий «кулак» продвинулся еще на две улицы. Впереди снова запели трель два пулеметных расчета врага. Токарев подал знак товарищу:

-По траве, вон к тому пригорку!

Двое стрелков двинулись в обход, туда, откуда было можно устранить угрозу. Пехотинцы увидели намерение боевых товарищей из снайперского подразделения и решили помочь, пробежав между домов в другой стороне. Немцы принялись поливать их огнем, но через полминуты прозвучали два выстрела снайперской винтовки. Один за другим. Оба пулемета фашистов замолкли.

Пулеметный рубеж врага был прорван с меньшими потерями личного состава. С правого фланга в деревню ворвался мотопехотный расчет красноармейцев. Деревня была занята советскими войсками.

Zampolitovich