Командир роты был ошеломлен новостью, пришедшей по каналу радиосвязи.
-Никакого подкрепления не будет, товарищи! – объявил майор собравшимся бойцам, — приказано стоять насмерть!
Рота занимала три ряда глубоких траншей на узком участке фронта, длиной около 200-от метров. Сзади красноармейцев начинался лиственный лес, а за ним река. Вот именно за реку и следовало не пропустить фашистов.
За последние сутки рота отбила уже две яростных атаки неприятеля и теперь очень нуждалась в пополнении своих рядов. Но у командования были на этот счет другие планы…
-А что если устроить им западню? – предложил вдруг командир разведывательного взвода, лейтенант Малинин.

Наши разведчики вылезали из земли, а фашисты с широко раскрытыми от страха глазами смотрели на них и кричали «демоны»


-Излагай лейтенант! – махнул рукой ротный.
Комвзвода предложил сделать потайные землянки в отвалах траншеи. В землянки предполагалось разместить по три разведчика, в полной боевой экипировке, а стену закрыть узкими досками и присыпать небольшим слоем земли.
-А потом основные силы отойдут в лесок… — продолжал описывать западню разведчик, — а как фашист займет траншеи, мы контратакуем!
-Так они же нас пулеметами из наших же траншей покрошат?!? – не понял ротный, — или вы успеете быстро с ними совладать?!
Разведчик кивнул:
-Как только вы пойдете в атаку, мы быстро появимся из укрытий и начнем действовать!
Так и поступили. Быстро выкопали землянки, разбили разведывательный взвод на три группы и назначили старших. Малинин лично возглавил одну из групп.
По утро шесть взводов покинули позиции, вытянувшись в атакующую линию в лесочке. Фашисты прощупали боем «серую» зону еще на рассвете, и теперь занимали наши траншеи.
Попробовав пройти к лесу, фашисты получили решительный отпор и окончательно убедились в том, что красноармейцы отступили на 500 метров.


К полудню враг начал укрепляться, расставляя пулеметы и минометы по последней траншее. Разведчики сидели в укрытиях, слушая разговоры противника, и не произносили ни слова.
И вот, под вечер, как и было условлено, перед траншеей упала первая мина красноармейцев. Наши бойцы поползли вперед в поздних сумерках.
Но они не сильно торопились, как и следовало ожидать…
Прямо напротив землянки Малинина стрекотал вражеский пулемет.
-Выходим! – прошипел лейтенант.
Разведчики проломили тонкие доски и навалились на фашиста, стоящего у пулемета. Тот широко раскрытыми от страха глазами смотрел, как из стены окопа на него выскочили советские бойцы. Он закричал, что-то вроде «Демон», но Малинин быстро выстрелил из автомата в упор, и враг сполз на дно траншеи.
Из-за поворота вырулил фельдфебель и наткнулся на пулю сержанта. Разведчики быстро помчались по путям сообщения и выскочили к очередному пулеметному расчету.
-Давай к минометам! – скомандовал старшине Малинин, вытаскивая нож из очередного пулеметчика неприятеля.
Один из разведчиков перелез в соседнюю траншею, где начал ликвидировать фрицев у минометов. Через несколько минут Малинин встретился в траншее с командиром другой группы разведчиков.
Оба вскинули автоматы, но потом улыбнулись и обнялись. Вместе побежали дальше. В третьей группе погибли двое, включая старшего.
-Малинин! – услышал голос ротного лейтенант, — молодец, черт тебя подери!!!
Обнимаясь, разведчики смотрели, как в траншеи прыгают красноармейцы…

Zampolitovich