Комиссар. «Помогите, братцы!»

Комиссар кричал так, что в ушах звенело сильнее, чем от грохота пушек и разрывов снарядов.

-Что это за ранение, солдат!!! – орал капитан особого, отдела Перебайло на бойца, — мы еще в атаку не пошли, а ты уже ранен?!?

-Но я… — сжимал зубы от боли рядовой.

-Что?! Что ты?! – вопил комиссар, — Это же самострел!!! Да я тебя за такое в штрафбат отправлю сразу после боя!!! И будешь еще радоваться, что так легко отделался!!!

Пехотинцы возвращались после крайне неудачной атаки. Комиссар выполнял свои «обязанности» с явным удовольствием.

-Что это за форма на тебе, солдат?! – кричал Перебайло на очередную «жертву», — уж лучше бы ты во вражье переоделся!

Гимнастерка и брюки сержанта были изорваны практически в клочья. Сапоги были по колено в грязи.

-Мы через колючку прорывались, чтобы пулемет подавить… — опустил глаза в землю боец, — остальные разведчики погибли…

-Разведчики?! – взревел капитан, — ты еще и разведчик?! Кто вам приказал туда лезть?! Живо ко мне в блиндаж, писать, как все было! Я вам покажу, «подавить пулемет!» Разведчики, мать вашу!

Мимо пробегал лейтенант, с четырьмя бойцами-автоматчиками.

-Куда?! – встал у них на пути Перебайло.

-Фашист пытался с фланга прорваться, товарищ ротный комиссар! – ответил лейтенант, — раненых много, в перевязку нужно отнести! Да и вообще, нужно глянуть, вдруг еще какая помощь нужна?

Особист побагровел.

-Кто отдал такой приказ вам лейтенант?! – сурово спросил особист, — на каком основании вы покинули позиции, а вдруг в эту минуту фашист прорывается через ваш край?!

-Да там есть, кому отбиваться! – ответил солдат.

И тут рядом, в двадцати метрах слева и где-то справа упали, со свистом, снаряды немецкой артиллерии.

-Фашист в атаку пошел! – прокричали красноармейцы, — к бою!

Бойцы кинулись к брустверу и легли у пулеметов. Комиссар присел и схватился за автомат.

Быстро включились в бой наши минометчики. Полетели мины на фашистов сверху, разбрасывая в стороны солдат неприятеля, пулеметные расчеты не давали противнику приблизиться к позициям.

Упал от вражеской пули лейтенант, на которого кричал особист всего минуту назад…

-Отступают! – прокричал ротный — в контратаку, ЗА МНОЙ! УРааа!!!

-Ура!!! – закричали бойцы, поднимаясь в атаку, вслед за убегающими немцами.

 Интересные факты о вов |Особист бежал в атаку, где то в глубине пехотной роты. Через несколько сот метров красноармейцы перешли с бега на шаг, а затем и вовсе присели и залегли. На них пошла новая волна гитлеровцев…

Надвигались тяжелые немецкие танки, падали под пулеметным огнем наши солдаты…

Справа от Перебайло, двое красноармейцев подбежали к немецкому «Тигру» и закидали его бутылками с горючей смесью. Танк объяло оранжевое пламя. Выпрыгнул пылающий танкист врага и крича, побежал прямо на особиста.

Комиссар побледнел, упал на спину и пополз прочь… Затем встал и побежал, но споткнулся, буквально через несколько метров. Две крупнокалиберные пули врага пробили обе ноги капитана особого отдела.

Он полз, перетаскивая тело одними руками, но силы его быстро покидали. Сзади раздался рев тяжелого танка. Перебайло оглянулся: на него надвигалась немецкая «пантера».

-Помогите братцы! – прокричал комиссар бойцам, пробегавшим в двадцати метрах.

Красноармейцы услышали особиста, и узнали. Увидели, что гусеница танка уже в нескольких метрах от ползущего политрука.

-Не успеем! – проговорили бойцы и развернувшись, отправились дальше…