Стрелки молча слушали задачу.

-Если вам удастся ликвидировать Йегера, — сказал двум снайперам полковник, устало проведя рукой по лицу, — мы лишим фашистов грамотного руководителя, да еще и деморализуем остальных офицеров врага!

Через два дня, неподалеку от Вроцлава должно было состояться собрание немецкого руководства. Возглавить выступление перед офицерами собирался сам генерал Йегер, командующий юго-западной группировкой фашистов.

Два высококлассных снайпера были заброшены во вражеский тыл. Они приземлились в 50-ти километрах от Вроцлава сегодняшней ночью, и теперь шли в направлении небольшого соседнего города. Именно в нем через сутки с небольшим и планировалось вражеское собрание.

-Он будет выступать перед офицерами на трибуне, в центральном парке культуры, — говорил напарнику капитан Терехов, — вот в этот момент нам и нужно в него выстрелить!

Старшина Кулябин споткнулся о корень старой сосны и чуть не растянулся во весь рост в грязной луже от недавнего дождя.

-Близко не подберемся… — рассуждал вслух Кулябин, — там наверняка будет полно охраны и патрулей!

К городу вышли на рассвете. Чтобы не рисковать, дневку решили устроить в зарослях незнакомого кустарника, в большой лощине. А следующей ночью вошли в пригород.

Здесь наткнулись на первый патруль неприятеля, практически нос к носу. Слава богу, старшина отреагировал молниеносно: Схватил ближайшего к нему фрица за шею и ударил головой о голову товарища. Оба рухнули, потеряв сознание.

-Давай их вон туда, в часовню! – проговорил капитан.

Снайпера подняли нейтрализованных патрульных и отнесли во двор старой церкви. Католический священник вышел узнать источник непонятного шума во дворе. Колючий взгляд блеклых глаз скользнул по одному из красноармейцев. Немецкого священнослужителя  также пришлось оглушить и связать.Всех троих сложили в погребе.

-Смотри, командир! – показал старшина на высокую колокольню, — может отсюда можно и стрельнуть?!

Терехов быстро кивнул, и снайпера поднялись по лестнице в старую высокую колокольню. Отсюда открывался довольно неплохой вид на весь город, и снайперы решили стрелять отсюда.

Утром они присмотрелись к центральному парку города. До него было около 800-от метров.

-Да еще и ветерок поднимается! – с досадой цокал языком капитан, — а попытка у нас будет лишь одна…

Через час начали собираться офицеры и выстраиваться полукругом перед большой коричневой трибуной. Йегер появился через полчаса в сопровождении полковника.

-Как только начнет речь, стреляем… — проговорил Терехов, — нас здесь могут засечь в любой момент, поэтому тянуть не будем…

Генерал поднялся на трибуну вместе с полковником через пару минут. Он поприветствовал фашистов какой-то шуткой и те дружно рассмеялись.

А оптические прицелы капитана и старшины уже поймали Йегера в свои перекрестья. Когда генерал начал говорить о серьезных вещах, капитан скомандовал:

-Огонь!

И он выстрелил первым. Через долю секунды выстрелил Кулябин. Генерал отлетел от трибуны, и широко раскинув руки, упал навзничь. Капитан не удержался и выстрелил в полковника, попав тому в живот. В рядах противника началась суматоха.

-Уходим, быстро! – скомандовал капитан.

Они помчались вниз и уже на выходе из церкви столкнулись с очередным патрулем. Снайперы вынуждены были застрелить фашистов из пистолетов.

-Сейчас сюда набежит толпа фашистов! – проговорил Терехов, — быстро, к священнику!

Через пару минут из церкви вышли двое священников и спокойно направились прочь. Пробегающие мимо фашисты не обращали на них никакого внимания…

Zampolitovich