Тренев прицелился в крадущегося между кучами бетонных обломков фашиста. Несмотря на достаточно большое, около 300-от метров расстояние, снайпер разглядел звание фашиста – фельдфебель. Перекрестье опустилось с головы неприятеля на шею, и стрелок нажал на спуск.

Пуля попала точно в ямку между двумя ключицами немецкого солдата. Он упал на колени, и тут снайпер увидел еще одного, ползущего в нескольких метрах позади. Он уже наводил прицел, когда на плечо капитана легла ладонь сержанта.

-Товарищ капитан! – прокричал взволнованный боец, — вас по приказу майора Роденкова срочно просят на запад города! Юнкерсы в небе!

Снайпер схватил свою винтовку и помчался к автомобилю, на котором прибыл связной.

-Странно! – думал про себя офицер, — это ведь далеко не в первый раз, когда фашист пытается атаковать Сталинград с воздуха. Почему на этот раз понадобились снайперы?!

Они прибыли к западной окраине через двадцать минут. Ситуация была серьезной, как и предполагал капитан.

-Что тут у вас, майор?! – прокричал через грохот снарядов и ливневый огонь зениток Тренев.

-Да сам ведь видишь! – прокричал командир ему в ответ, — «юнкерсы» пытаются пролететь на город, а «мессеры» их прикрывают! Вот и собираем, кого можем, чтобы помочь зенитчикам!

Снайпер понял свою задачу и побежал к остову обгоревшей «сорокопятки», чернеющему у одного из разрушенных домов. Прямо в 10-ти метрах перед ним было зенитное кольцо, выложенное мешками с песком, в центре которого не умолкала установка. А прямо, напротив, в небе шел на разворот немецкий штурмовик, с явным намерением атаковать зенитчиков.

«Юнкерсы» над Сталинградом или снайпер на высоте

Тренев поднял ствол винтовки, и даже не целясь в оптику, выстрелил «по мушке». Видя, что вражеский самолет никак не отреагировал на его выстрелы, снайпер выругался и достал из кармана бронебойные патроны.

Перезарядив оружие, снайпер снова поднял свою СВТ, и на этот раз прильнул к прицелу…

 «Мессер» был уже в двух сотнях метров от зенитки. Стрелок навел перекрестье на кабину и даже на долю секунды успел рассмотреть пилота. Уперев до боли, приклад в плечо, капитан выстрелил три раза, один за другим. Пилот «клюнул» носом в приборную панель, и самолет резко спикировал в землю, как раз перед нашей зенитной установкой.

-Вот это да! – обернулись к капитану зенитчики, поняв, кто пришел к ним на подмогу.

Теперь они были явно воодушевлены и принялись работать исключительно по высоко идущим бомбардировщикам.

А Тренев перебежал к соседней зенитной установке. Здесь наших стрелков атаковал еще один немецкий штурмовик. Снайпер вбежал по непонятно как устоявшей бетонной лестнице – единственной оставшейся от двухэтажного дома и улегся на живот. Теперь он был на уровень ниже «мессера» и чуть выше конца ствола нашей зенитки.

«Мессер» заходил с разворота, направляясь по дуге к красноармейцам. Штурмовик пикировал под острым углом, намереваясь поравняться с установкой, для прямой стрельбы с выгодной дистанции. Тренев навел прицел на фюзеляж и стрелял, пока в коробочке не закончились бронебойные.

Видимо он все же повредил какой-то механизм в самолете неприятеля, так как штурмовик начал оставлять за собой черный шлейф, и потерял управления.

И тут снайпер увидел, что подбитый им штурмовик несется прямо на него.

-Ах, ты ж твою… — прохрипел пересохшими связками стрелок.

Расстояние стремительно сокращалось и схвати винтовку, капитан прыгнул прямо вниз, со второго этажа.

Он выполнил кувырок на битом кирпиче как раз в момент взрыва над головой. Несколько кусков горящего металла прилипли к брюкам и гимнастерке, но снайпер быстро их потушил, катаясь по земле.

Вскочив на дрожащие ноги, первым делом капитан проверил целостность винтовки. Убедившись, что все в порядке, Тренев побежал к очередной зенитке, впереди которой летел очередной самолет противника…

Zampolitovich