Это было неожиданно, особенно после двух дней полного затишья.

-Быстрее, в лес! – скомандовал ротный, — нужно задержать продвижение фашистов!

Когда они бежали с винтовками, оббегая деревья, ротный сообщил детали. Оказалось, что взвод немцев хотел пройти лесом в тыл советских позиций, чтобы затем закрепиться в небольшом поселке.

-Они бы пошли в атаку ночью, — продолжал на бегу майор, — а мы бы кинули туда половину наших сил!

-Эх, щас бы пару гранат в этот овраг забросить, – прокричал снайпер

-Ну да! – ответил на бегу старшина Селезнев, перехватывая свою СВТ за ствол, — а они бы ударили основными силами прямо в лоб!

Оказывается, двое разведчиков случайно обнаружили вражеского разведчика и захватили его в плен, всего час назад. При быстром «опросе» шпиона и выяснилось намерение врага пройти через этот участок леса.

Далеко впереди прозвучали выстрелы. Один из бегущих красноармейцев упал на землю. Остальные приникли к земле.

Селезнев вскинул винтовку и увидел, что вражеские каски мелькают из оврага, расположенного в 250-ти метрах впереди.

-Так не возьмем, товарищ майор! – прокричал командиру снайпер, — у них более выгодная позиция!

Майор немного подумал и принял решение растянуться цепью. Красноармейцы расползлись в обе стороны вдоль оврага. Ротный же остался рядом со снайпером и залег с винтовкой у дерева, в пяти метрах слева от старшины.

Снайпер водил стволом от дерева к дереву, так как знал, что фашисты вскоре попробуют прорваться. Время уже клонилось к закату, и у противника оставалось все меньше времени для выполнения своей задачи.

-Могут либо пойти резко,  — прошептал снайпер командиру, —  либо попытаются разбиться на несколько групп и проникнуть в разных направлениях!

И тут один из фашистов перебежал от дерева к дереву, прямо около оврага. Снайпер успел заметить своим опытным взглядом, где укрылся фашист.

Он ждал. И вот, через пару минут фриц выглянул из-за дерева, и его лицо оказалось прямо в перекрестье прицела Селезнева. Старшина выстрелил, и пуля попала прямо в подбородок вражескому солдату. Он отлетел и скатился обратно в овраг.

После этого противник открыл по красноармейцам шквальный огонь. Красноармейцы, лежа на земле, открыли стрельбу в ответ.

-Эх, щас бы пару гранат в этот овраг забросить! – прокричал майор.

А Селезнев вел прицелом вдоль верхнего края оврага. Вот виднеется верх немецкой каски. Прицел снайпера замер прямо над ней. Через несколько секунд в перекрестье прицела возникло лицо фрица, который целился из винтовки.

Селезнев выстрелил, и пуля попала на сантиметр ниже края каски. Немец скатился вниз…

Прицел снайпера проследовал дальше, но на этом участке больше никого не было.

-Сдается мне, что они ушли дальше по оврагу! – воскликнул Селезнев.

Они с майором приняли решение пробраться немного дальше вдоль оврага. Короткими перебежками бойцы бежали от дерева к дереву. Через несколько минут они уже пробрались на сотню метров правее.

-Смотри, старшина! – рука майора опустила снайпера на землю.

Теперь и Селезнев увидел вражескую группу. Четверо фашистов уже отползли от оврага на несколько десятков метров и уже намеревались пуститься бегом. Прицелившись в фельдфебеля, Селезнев нажал на спуск. От попадания пули в боковую поверхность груди, фрица отбросила на товарища.

Сразу же выстрелил из винтовки майор – второй немец упал рядом с жертвой снайпера. Оставшиеся двое быстро ретировались к оврагу и исчезли из виду.

-Мне кажется, в этот раз они больше к нам не сунутся… — проговорил майор, — отбой!

Zampolitovich