Игорь Греджев закусил губу так сильно, что по подбородку потекла кровь. Олег уже давно должен был быть здесь!

-Черт возьми! – выругался глава партизанской ячейки, — не нужно было нам разделяться!

Старшина Ховайко попытался успокоить командира, хотя и сам прекрасно понимал, что скорее всего, второй отряд диверсантов который пошел более короткой дорогой, должен давно быть здесь, в условном месте сбора. В отличие от них, возглавил его младший брат их командира – младший лейтенант Олег Греджев.

-А может, перепутали чего? – пробормотал старшина, но взглянув на командира, осекся.

Партизанский диверсионный отряд возвращался с опасного задания по подрыву железнодорожного полотна. Вчера вечером красноармейцы пустили под откос огромный эшелон гитлеровцев и теперь навлекли на себя гнев нескольких отрядов вражеской контрразведки. Греджев старший не сомневался, что за их головы немцам причитается отличное вознаграждение, так как за последние месяцы партизаны сильно «насолили» неприятелю.

И тут в зарослях справа от поляны раздался хруст веток и стоны. На поляну к двоим партизанам выскочил сержант в изорванной майке. В перепачканном грязью и кровью лице бойцы сразу же разглядели своего друга, из второго отряда – рядового Смалькова.

-Немцы… засада… — промычал израненный боец и чуть не лишился чувств.

-А Олег?! – упал на колени рядом, — что с младшим лейтенантом?!

Смотрите также:  КВ. В связке с пехотой

Солдат поднял глаза на офицера и промычал:

-Забрали фашисты… в Карловку… — и отключился.

Все понятно. Возвращаясь к месту сбора и эвакуации, второй отряд попал в засаду. Двое были убиты, двое взяты в плен, в том числе Греджев младший.

-Уходите сами! – процедил, поднимаясь на ноги капитан, — я без него не уйду!

-Но, товарищ командир… — попробовал возразить сержант.

-Уходите я сказал! – прошептал строго Игорь и по щекам забегали желваки, — нашим скажи, что я отстал по дороге!

***

…Через час советский офицер вышел на окраину Карловки, занятой фашистами. Он специально попался на глаза вражеским патрульным, чтобы они его взяли. Когда бойцу заламывали руки и били сапогами, пошел сильный ливень, и небо прочертила яркая августовская молния. Его повели под дулом автомата и уже в деревне забрали документы. Унтер офицер приказал что-то, бросив пару коротких фраз. Было видно, что немец сейчас не в настроении допрашивать пленного – на столе были расставлены закуски и стояла бутылка виски.

Капитана повели к сараю на окраине деревни, по стенам которого были пущены дополнительные деревянные балки. Все понятно – место содержания пленных. Откинули засов и пинком в поясницу впихнули красноармейца внутрь. Глаза быстро привыкли к полумраку и капитан разглядел несколько пленных, сидящих и лежащих у дальней стены.

Смотрите также:  Предрассветный удар. Рассказ о лётчике выполнившего поставленную задачу

-Игорь, ты что ли?! – дрожащим голосом прошептал один, приподнимаясь с земляного пола.

-Я никогда не брошу тебя, брат! – негромко ответил Греджев старший и обнял брата за плечи, — ну что, готов выбираться отсюда?!

Они начали думать, как быть дальше, но через час ситуация сама подсказала решение. Подвыпив, фашисты решили поиздеваться над пленными. Трое фрицев, фельдфебель и двое младших офицеров, ввалились в сарай с красноармейцами. Четверо пленных сразу поняли, что другого такого шанса может просто не быть – враги были сильно пьяны. Незаметно кивнув брату, Игорь встал у входа в «слепой зоне» за дверью. На благо наших бойцов сыграло еще то обстоятельство, что на улице уже было темно. Когда фельдфебель сделал несколько неуверенных шагов вглубь сарая, красноармейцы начали его отвлекать, привлекая внимание двоих его спутников.

-ПИТЬ и ЕСТЬ! – прокричал один сержант прямо в лицо фашистам.

Немец поднял приклад и ударил красноармейца в грудь, а в это время братья Греджевы накинули гимнастерки на шею двоих унтер офицеров, оказавшись позади них.

-Алярм! – попробовал спьяну закричать фельдфебель, испуганно водя глазами по сараю.

Но из пьяного горла вырвался лишь сухой клекот. Пленные навалились на него разом и повалили на пол. Через минуту все было кончено, причем без единого лишнего звука. Трое «немецких офицеров» покинули деревню, ведя под конвоем пленного красноармейца. А в это время, закрытые в сарае, лежали раздетые, бездыханные фашисты, под слоем сена.

Как только деревня скрылась из виду, Капитан скомандовал:

-Бегом! Уходим, быстро!

И они понеслись вперед, развязывая на ходу узелки с советской формой…

Zampolitovich