Холодное Балтийское море или история одного боя про моряков ВОВ рассказанная ветераном

Ноги уже одеревенели, и холодное Балтийское море угрожало в любую секунду стать им могилой.

Волна накатила и сильно ударила о борт советского торпедного катера. Корабль покачнулся, но устоял. Моряки уже просто не обращали внимания на такие мелочи, как большие волны – следовало думать о том, чтобы уйти живыми из этой переделки!

-Горлов, давай влево, на 90 градусов! – кричал капитан, обводя взглядом в бинокль ситуацию прямо по курсу, — там еще один линкор фашистов!!!

Рулевой мичман, Андрей Потапенко, служивший на этом небольшом катере уже больше года, налег на рычаг управления. Черная вода балтийского моря начала бурлить под корпусом катера. Еще не прошло и часа, как они были свидетелями яростной схватки советского линкора с таким же классом корабля фашистов. Их торпедный катер вовремя пришел на выручку, но не совсем успел: Они вместе отогнали вражеское судно, успев нанести ему серьезные повреждения, но увы, советский тяжелый корабль получил две серьезных пробоины и был вынужден ретироваться в сторону доков. А плыть было довольно далеко, и Андрей не был уверен, что они доберутся…

И вот, не прошло и часа, как место подбитого корабля врага занял новый. Да еще и пер на всех парах, намереваясь явно задать жару маленькому катеру красноармейцев.

-Есть на 90, товарищ капитан 2-го ранга! – ответил Потапенко, — Георгий Тимофеевич, что дальше делать?! Разбомбят ведь…

Смотрите также:  Отказ системы наведения на Т-70 не помешал схлестнуться в дуэли с немецким «тигром» и одержать победу без потерь

Командир посмотрел в сторону врага и молчал в течение пяти секунд. Затем отрывистыми командами отдал сразу несколько распоряжений:

-Три залпа торпедами максимального калибра, затем сразу выпускаем «малютки», и сразу мощность на полную, уходим в сторону Ленинграда!

Приказы капитана выполнялись четко и быстро. После первого залпа, катер покачнулся и накренился, а второй залп потратил все оставшиеся торпеды. Ни одна из торпед не попала в цель, так как вражеское судно резко остановилось еще до первого залпа.

-Просчитали, сволочи… — выдохнул помощник капитана, — уходить надо, товарищ командир…

После того, как торпеды красноармейцев прошли мимо в нескольких метрах от вражеского линкора, немцы открыли ответный огонь из дальнобойных орудий крупного калибра. Три снаряда упали в воду всего в паре метров от катера, взметнув в воздух высокие столбы воды. Еще один снаряд пролетел под острым углом и оцарапал обшивку нашего судна.

После этого залпа корабль гитлеровцев взревел и начал приближаться.

-Гады, чувствуют, что у нас торпеды закончились… — помрачнел капитан, — уходим! Потапенко, навались!

…Они уже набирали скорость, когда сразу два снаряда упали прямо на корму «Комсомольца». Двое моряков полетели в ледяную воду, а в воздух взметнулся столб черного дыма. Начался небольшой пожар, на палубе возникла суматоха.

-Шлюпки на воду! – заревел командир, — покинуть судно!

Смотрите также:  Женщины во время ВОВ в рядах контрразведки

Но судно успели покинуть не все. Враги открыли огонь из крупнокалиберных пулеметов и несколько моряков упали на палубу, разрезанные смертельной волной.

…Андрей подхватил раненного в ногу бойца и наложил жгут, оторвав полоску ткани от его бушлата. Он потащил его к одному из бортов, где двое красноармейцев уже спускали на воду большую лодку, рассчитанную на 15 человек. Передав бойца другим морякам и уже собираясь перебросить ногу за бортик, мичман услышал позади крики.

-Быстрее, они… — прокричал кто-то сзади и тут прямо посреди палубы упал еще один снаряд фашистов. Судно неприятеля уже находилось в 400-ах метрах, и немцы открыли ураганный огонь. Волной очередного взрыва Потапенко выбросило за борт. Он пришел в себя через несколько секунд, в ледяной воде. Когда боец всплыл на поверхность, он увидел тяжело раненного товарища и попробовал ему помочь.

-Ну вот и все, Андрей, — простонал раненый матрос, — до порта нам уже не добраться…

-Держись… — выдавил мичман, — ты только держись, родненький!

Он и сам понимал, что шансы на выживание у них нулевые. Еще минута, и тяжелое вражеское судно расстреляет их легкий катер вплотную, превратив его в решето. Ноги уже одеревенели и холодное Балтийское море угрожало в любую секунду стать им могилой.

И тут что-то изменилось. Направление вражеского огня начало меняться, а через пару секунд Андрей услышал гул моторов высоко в небе. Несколько советских штурмовиков «Як-3» заходили на боевой маневр. Первые звуки дружественных пулеметов приятно резанули слух. Схватив раненого товарища подмышку, мичман поплыл в сторону шлюпки, где уже орудовали веслами несколько моряков.

Теперь шансы на спасение появились. Теперь появились и силы плыть дальше…

Zampolitovich