На глазах у изумленного водителя и своих подчиненных, подающего и заряжающего, только за время отступления Сафронов вывел из строя четыре танка противника…

Казалось, что вражеские танки не заканчиваются. Ряды панзеров надвигались сплошной стеной, несмотря на множество уже подбитых, стоящий посреди поля как строгое напоминание.

-В штабе, что ли ошиблись?! – кричал командир связисту, — откуда их столько?!

Свист приземляющегося снаряда прервал тираду командира роты. Взрыв осыпал землей и связиста и командира с заместителем. Еще одна пушка обороняющихся красноармейцев была выведена из строя. Их осталось всего ничего.

Сафронов поводил стволом своей «сорокопятки» влево и вправо. Один из вражеских танков как раз спускался по склону пологого холма, прямо впереди артиллериста.

-Заряжай, Стрельников! – прокричал наводчик.

Как только товарищ отрапортовал, Сафронов еще раз быстро сверился с окошечком прицела и выстрелил. Пушка откатилась назад-вперед и встала на свое место. Снаряд просвистел 500-от метров и в лупил точно около основания дула вражеской машины.

Панзер фашистов остановился. Дуло изогнулось под неправильным углом и при попытке повернуть башню, немцы окончательно сломали дуло.

Но вражеских танков было слишком много. Они неумолимо приближались, и было понятно: нашим пехотинцам вряд ли удастся удержать этот рубеж.

-Не подпускать к брустверу! – кричал ротный майор, — давай зажигательными!

Двое красноармейцев выскочили из траншеи позади бруствера и бросились к вражескому танку с коктейлями Молотова в руках. Один сразу был сражен вражеской пулей, а второй проскочил вперед и метко швырнул зажигательный снаряд. Вражескую машину объяло оранжевое пламя.

-Отступаем на очередной рубеж! – прокричал майор, — первыми отходят артиллеристы!

Сафронов дал команду бойцам присоединить его пушку к грузовику, но вновь заметил легкую мишень. Вражеский бронетранспортер ехал всего в трехстах метрах, и артиллерист быстро поменял команду:

-Заряжай!

Через несколько секунд он улучил удачный момент и выстрелил. Снаряд угодил прямо в бок немецкой бронемашины, которая после взрыва быстро разгоралась.

После этого выстрела Сафронов и сам помог быстро присоединить пушку к полуторке, так как фашисты стремительно приближались к переднему брустверу нашей обороны.

Слева от грузовика упал снаряд. Один из осколков немецкой мины прошил дверцу кабины, всего в нескольких сантиметрах от лица старшины Сафронова.

-Едем! – прокричал водителю артиллерист.

Грузовик поехал по кочкам и ухабам, медленно лавируя между воронками от снарядов. Когда они проехали около двухсот метров, артиллерист посмотрел в бинокль на оставленные красноармейцами позиции. Два вражеских танка были в сотне метров от того места, где еще недавно стояла его пушка.

-Тормози! – прокричал Сафронов.

Он выпрыгнул из грузовика и пошел на риск. Ну не мог он просто так смотреть на преследующие их танки. Он прицелился и понял, что отсюда можно поразить еще один немецкий танк. Не отцепляя «сорокопятку» от грузовика, Сафронов сам зарядил пушку и, прицелившись, выстрелил.

Башня вражеского танка, ехавшего в паре сотен метров, накренилась. Ее обволокло дымом, и танк сразу замер прямо на советском бруствере.

-Поехали дальше! – прокричал довольный артиллерист, запрыгивая на пассажирское сиденье.

Так они отступали около двух часов. Сафронов регулярно выскакивал и стрелял по преследующему противнику. На глазах у изумленного водителя и своих подчиненных, подающего и заряжающего, только за время отступления Сафронов вывел из строя четыре танка противника…

Zampolitovich