Семёнов бежал без остановки уже около получаса. Сообщение, которое требовалось передать в штаб батальона лежало во внутреннем кармане гимнастёрки, и солдат его постоянно проверял. Его рота попала в окружение там, под Перекопском и связь была выведена из строя прямым попаданием фашистской мины.

-Теперь вся надежда на тебя, Боря! – сказал ему ротный и протянул послание для полковника Тихонова, — если ты не прорвёшься, нам здесь конец…

И Борис побежал. Он бежал и падал, поднимался и снова бежал. Войдя в лес, столкнулся нос к носу с отрядом противника, состоящим из двух фрицев рядового состава. Сержант сам не ожидал, что среагирует так быстро: винтовка сама произвела несколько выстрелов, прежде чем Семёнов всё осознал, уже на бегу дальше.

И тут на него кто-то выскочил прямо из зарослей, и сержант почувствовал удар в висок. Он упал в овраг, подвернув ногу. Борис не помнил, сколько секунд пролежал без сознания. Когда он вылез по сухой листве, по противоположному склону, раздался громкий приказной голос:

-Оружие брось на землю! Не двигаться! Обоим!

Повернув голову, Борис увидел рядом растрёпанного бойца в перепачканной форме. Снова поворот головы, и перед ним стоят четверо бойцов заградительного отряда с направленными на них двоих автоматами. Рядом стоял капитан НКВД и строго смотрел на солдат:

Смотрите также:  Особист. Новое назначение

-Кто такие?! Куда бежим?! Документы!

Семёнов неуверенно засунул руку в карман гимнастёрки и обнаружил, что карточка с личной информацией пропала. Сообщение для полковника Тихонова тоже.

-Вот… — протянул его карточку в руки особиста сержант, стоявший рядом с Семеновым, — Борис Семёнов, 112-я стрелковая!

-Чего?! – не поверил своим ушам сержант, — но ведь это же я! Я сержант Борис Семёнов! У меня послание для полковника Тихонова, нашего комбата!

-Да, — ответил солдат, выполнявший роль «двойника» Бориса, — у меня сообщение для товарища Тихонова!

И он протянул послание капитану особого отдела.

-Так… — протянул особист, и указал пальцем на настоящего Семенова — а ты у нас кто такой? Расстрелять на месте, что ли?!

Семёнов стоял ни жив ни мёртв. События последних минут внесли полный диссонанс в сознание молодого бойца. Он понял, что стоящий по соседству солдат решил похитить его личность и скорее, всего, является предателем.

-Товарищ капитан, — начал неуверенно Борис, — он предатель… он меня по голове ударил и документы забрал! А там ребята в окружении!

-Всё верно! Там наши подмоги ждут! – прокомментировал сразу «двойник», — нельзя затягивать, товарищ капитан особого отдела!

Капитан принял решение разобраться в ситуации как можно быстрее. Обоих бойцов отвели в сторону в разных направлениях и особист начал с настоящего сержанта.

Смотрите также:  Задания легендарных снайперов вов. Не подпустить к лесу

-Кто у тебя командир?! – сурово спросил особист, глядя в глаза Борису, — рассказывай всё, что знаешь о комбате, о твоём командире и его заме!

-Анисимов Николай Игнатович, 42 года, майор, — начал докладывать перепуганный Семёнов, — окончил войсковое училище, учился артиллерийскому делу, до нашей роты воевал в 45-й. Зам его, Виктор Шустриков…

Рассказ сержанта занял около 3-х минут. Особист слушал внимательно и изредка поглядывал на задержанного исподлобья. Когда Борис закончил тараторить, капитан проговорил:

-Что ж, я знаю этих двоих лично и довольно давно. Либо ты говоришь правду, либо хорошо подготовился…

И капитан особого отдела ушёл ко второму задержанному, лжеБорису. Он поговорил с ним примерно такое же время, а потом сказал автоматчикам:

-Связать и передать в особый отдел НКВД штаба!

После того как крепкие патрульные заградители скрутили предателя, особист подошёл к нему, забрал послание и документы и подозвал Семенова.

-Этот гад перепутал заместителя твоего командира с замом комбата! – улыбнулся капитан, — наверное, недавно в этой роли, хотя поначалу я ему поверил…

Особист протянул Борису документы и послание:

-Беги, и так задержался! Выручай своих, а то слышишь, как гремит в той стороне…

И Семёнов побежал дальше. Этот случай он запомнил на всю оставшуюся жизнь и когда через много лет стал во главе заградительного отряда, всегда помнил о том, что нельзя быть скорым на расправу. Помнил о том, насколько искусно и хитро могут действовать предатели…

Zampolitovich