-Да Роман, именно так! – кивнул майор Свирин, — кроме, тебя эту группу никто просто не способен перехватить!

Ситуация сложилась серьёзная и неоднозначная. Разведчики донесли в штаб информацию о том, что через территорию севернее Киева будет продвигаться опасная вражеская группа, состоящая из диверсантов экстракласса.

-Они, скорее всего, будут заниматься срывом атаки в западном направлении, — говорил на брифинге полковник Токарев, — а нам этого никак нельзя допустить!

Сперва планировалось отправить наперехват группу разведчиков, но потом командование решило поручить это дело высококвалифицированному снайперу с прозвищем «Сова». Эту кличку Роману Камышникову дали бойцы за то, что он любил ночь и практически никогда не спал в тёмное время суток. Более того, именно ночью Роман любил работать, так как отлично видел в темноте. К тому же все опытные группы разведчиков находились на задании, а действовать предстояло стремительно и чётко – вражеская группа была уже в северных лесах, в сотне километров от столицы УССР.

-Понял вас, товарищ майор! – кивнул снайпер, — имеется информация об их примерном количестве? Как мне действовать в случае их обнаружения?

-Если верить показаниям разведки, их трое, — ответил инструктирующий, — идеальным завершением миссии было бы устранение всех троих, или захват одного из них в плен…

Через час Роман был уже на марше, направляясь к перевалу через небольшой горный хребет. За спиной старшины была переброшена любимая СВТ, которая была со снайпером на протяжении последних двух лет войны. Предстояло ускориться, так как вражеская группировка могла пройти болотистый участок лишь двумя путями. «Сова» хотел прийти к первой тропке на пару часов раньше, чтобы заблокировать продвижение диверсантов и направить их туда, где он планировал совершить перехват.

Смотрите также:  Снайпера. Атака брода

Камышников успел вовремя. Он хорошо знал этот лес очень хорошо, так как провёл в нём несколько лет своего подросткового возраста. Увидев сухие стволы старых сосен, снайпер сразу приступил к делу, повалив трухлявые деревья на узкую тропку, проходившую через вязкие топи. Сухое дерево с треском ломалось и падало как раз так, как нужно было старшине. Для того чтобы полностью перегородить проход, понадобилось пять сухих стволов с торчащими во все стороны острыми ветками и сучьями.

-Вот так, товарищи, — ухмыльнулся стрелок, а теперь пойдём готовить вам тёплый приём…

Теперь снайпер пошёл по широкой дуге ко второму месту, через которое можно было пройти эти болота. Именно там он намеревался перехватить гитлеровских диверсантов. Было около семи вечера и майское солнце уже клонилось к горизонту.

На место он пришёл к восьми. Теперь предстояло быть особо бдительным и осторожным, так как враг имел серьёзную разведывательную подготовку и мог без особого труда проникнуть незаметно, особенно в ночное время. Но не мимо «Совы»…

Роман разложил по старому тракту сухих веточек и сучьев, а сам укрылся на небольшой возвышенности в 300-х метрах севернее. Здесь как раз рос старый вяз и центральный ствол раздваивался наподобие рогатки всего в метре над землёй – идеальное место для стрельбы!

Смотрите также:  Снайпер. Такие разные дистанции

Он ждал до полуночи, вслушиваясь в каждый шорох ночи. Вот где-то прошёл олень, а потом запели иволги. Вот ветер расшевелил листья. А вот и треснула ветвь, не от естественных причин…

Снайпер сразу прильнул к оптическому прицелу. Так и есть: по старой дороге довольно быстро продвигались два чёрных силуэта.

-А где же третий? – шёпотом проговорил Роман и повёл стволом влево по склону. Третий вражеский боец был впереди и выше своих товарищей, так как выполнял роль разведчика. Именно с него и требовалось начать операцию. Прицелившись прямо в грудь, Роман зафиксировал приклад у плеча, сделал глубокий вдох и плавно нажал на спусковой крючок.

Гром выстрела разорвал тишину ночи. Немецкий диверсант вскинул левую руку и упав навзничь, покатился вниз по склону. Переводя прицел на двоих оставшихся, снайпер обнаружил, что они разделились и расползаются в разные стороны. Видимо, на случай такой ситуации у них были свои инструкции. Теперь нужно было действовать максимально быстро.

-Ну, давай, гадёныш… — прошипел старшина, видя, как вражеский солдат подползает к бревну. Чтобы его перевалить, он сейчас поднимется.

Прицел замер над бревном и когда чёрная тень приблизилась к левому краю объектива, ночную тишину нарушил второй выстрел. Второй диверсант остался лежать лицом к бревну. Снайпер увидел в прицел, куда ползёт третий диверсант, ведь ночь была его стихией, и покинул свою позицию.

Третий фашист полз так быстро, как только мог. Он уже решил, что выбрался из опасной зоны, когда сверху прозвучали два выстрела из пистолета. Правая нога и правая рука фрица оказались простреленными…

-А вот теперь ты пойдёшь со мной… — склонился со жгутами над захваченным фашистом стрелок, — кое-кто хочет с тобой пообщаться!

Zampolitovich