Действовать «по обстановке»!

Двое наших снайперов поджидали цель около немецкого штаба уже несколько часов. Стрелки знали, что Арнольд Кох должен прибыть на черном «фольцвагене» в десять утра.

-Ну, и где он?! – нервничал старшина Курибло, — уже пять минут одиннадцатого!

-Не нервничай, боец! – ответил лейтенант Сапицкий, — вон они, едут!

От позиции стрелков, на крыше двухэтажного здания библиотеки, до штаба гитлеровского командования, было двести метров с лишним. Вход в штаб снайпера видели через узкий проход между двумя домами, стоящими рядом со штабом.

-Если будет момент, не жди, стреляй! – проговорил напарнику лейтенант.

Они смотрели в оптические прицелы, как приближается к штабу, петляя по улочкам черный автомобиль вражеского офицера. Справа, в сотне метров протекала широкая река. Снайпера услышали рев двигателей немецкого патрульного катера, плывущего вдоль берега в направлении штаба.

-Этого еще не хватало! – процедил сквозь зубы Сапицкий и посмотрел на пирс, недалеко от штаба.

Скорее всего, на патрульном катере также доставляли кого-то к штабу.

А тем временем, офицерское авто притормозило у главного входа в здание. Первыми вышли двое бойцов сопровождения и встали на ступенях крыльца.

-Черт! – выругался сержант, — они мешают взять его на прицел!

Охрана не позволяла сделать прицельный выстрел, и Арнольд зашел в здание, избежав снайперской пули.

-Ждем, когда будет выходить! – решил лейтенант.

И они начали ждать. Причалил к пирсу патрульный катер, в пятидесяти метрах от штаба. Четверо фашистов вышли из судна и также зашли в штаб. Прошло полчаса – из штаба никто не выходил.

Затем, вдруг где-то сзади раздались крики врагов:

-Снипер! Алярм!

По крыше забарабанили немецкие пули. Курибло вскочил, резко обернувшись, и две пули попали снайперу в грудь.

-Мишка! Ну что же ты?!? – откатился на другой край крыши лейтенант.

Спрыгнув с крыши по ветвям старого клена, офицер бежал к штабу. В голове, как зацикленная вертелась фраза майора, сказанная при выходе на это задание:

-Вы можете действовать по обстановке, лейтенант!

Вот теперь и приходилось думать, как поступить. Думать быстро и решительно. У левого уха, фашистская пуля отколола кусочек каменной стены. Сапицкий присел, одновременно разворачиваясь с винтовкой к угрозе.

Между домов, стреляя из автоматов, бежали двое фрицев. Снайпер упал вбок и выстрелил три раза, не пользуясь оптикой. Оба фашиста оказались смертельно ранены в грудь.

У штаба стояли трое фашистов. Лейтенант присел у угла ближайшего к штабу дома и прицелившись, двумя быстрыми выстрелами застрелил двоих.

Третий присел за крыльцом и открыл стрельбу в ответ. Снайпер понимал, что медлить нельзя совсем. Из окон штаба уже начали выглядывать вражеские стрелки, услышав стрельбу.

…Он перебежал к штабу пригнувшись и достал гранату из-за пояса. Рядом лежал застреленный им фашист. Стрелок достал из-за пояса убитого еще две гранаты.

…Снайпер забросил гранату в окно штаба и побежал к следующему, повернув за угол. Вторая граната влетела в соседнее окно еще перед тем, как взорвалась первая… За второй последовала третья, уже на другой стороне штаба.

…Он бежал к патрульному катеру, держа винтовку у плеча. Фашист, стоявший на причале начал стрелять по нему, но дважды промахнулся. А вот лейтенант даже на бегу выстрелил удачно – фриц полетел с мостика в воду,  в метре от катера.

Через несколько минут, взревев, катер отошел от пирса. Снайпер налег на рычаги управления, пустив судно по течению, в сторону советских позиций…