Двое бойцов разведки стояли по стойке смирно в штабе, который располагался всего в 20-ти километрах от линии фронта.

-Это очень важные документы и их нужно как можно быстрее заполучить! – объяснял капитану Анисимову командир, — если удастся их заполучить, враг у нас попляшет! Ой как попляшет!

-Но не всё так просто иначе бы мы вас не позвали… — присоединился к разговору человек в штатском с пышными усами, — работать предстоит глубоко в тылу фашистов, где-то в сотне километров отсюда!

Анисимов понял, что спорить с начальником, а тем более задавать вопросы просто бессмысленно. Им и так сейчас все расскажут.

Так и получилось. Весь остаток вечера разведчики провели в инструктажах и наставлениях, запоминали нюансы вражеских позиций на карте, репетировали возможные ситуации. А как только начало смеркаться, выдвинулись в сторону немецких позиций. Наши бойцы были в форме гитлеровцев. Возглавил группу Николай Анисимов, а помогал ему верный товарищ сержант Михаил Кубанов.

Границу и передовой край преодолели без осложнений. Один раз пришлось, правда, спрятать в туалете одного слишком любопытного патрульного. Теперь разведчики ехали в сторону запада Польши, устроившись на тюках товарного вагона.

-Если не успеем за 20 часов, — размышлял вслух Анисимов, — потом найти бумаги будет просто невозможно…

Весь план предстоящей операции оба знали назубок. Чёрный портфель с документами должен был отправиться с двумя унтер-офицерами фашистов завтра утром на «кюбельвагене» с конкретными номерами. Перевозить будут из Познани во Вроцлав.

-Как будем действовать? – спросил у командира сержант, — как они предлагали, или как обычно?

«Как обычно» в данном случае означало по ситуации. Но опытный капитан уже спланировал всё заранее, модифицировав первоначальный план руководства.

-Давай так, как хотели они, только транспортом заранее разживёмся! – предложил Николай.

Они сошли на несколько станций раньше и углубились в лес. Станционные патрульные даже не глянули в сторону двух немецких офицеров, растворившихся в чаще. Под вечер разведчики вышли к небольшому деревенскому посёлку.

-Так не успеем, — прошептал командир группы, — до утра ещё 50 вёрст преодолеть нужно… давай искать транспорт!

Они незаметно шли вдоль окраины, когда навстречу появился грузовик с продуктами. Анисимов стал подавать водителю знаки, а когда тот остановился, отвлёк его внимание. Тем временем Кубанов обошёл того сзади и опустил приклад на затылок водителя. Беднягу связали и заткнув рот, кляпом, спрятали в кузове.

К рассвету были практически на месте, автомобиль спрятали в зарослях ,отогнав в кювет у дороги. На всякий случай водителя ещё раз оглушили.

…они сидели на прямой дороге в километре от штаба, из которого должны были вести портфель с документами. Ровно по распорядку, в 10 утра на дороге появился БМВ с сопровождением, а за ним чёрный кюбельваген.

-Это они… — тихо толкнул товарища в бок Анисимов, давай!

Сержант бесшумно исчез в кустах на противоположной стороне дороги. Капитан не сомневался, что напарник сделает всё, как надо! Как только БМВ с вооружёнными автоматчиками подъехал к крутому повороту, к нему под колёса синхронно полетели две гранаты. Раздался взрыв и авто перевернулось набок. Все, кто были внутри, погибли от осколков.

«Кюбельваген» остановился слишком далеко. Разведчики устремились к нему, а тем временем дверца открылась и прижимая к груди чемодан из крокодиловой кожи. Капитан, не мешкая, припал на колено и выстрелил из винтовки в спину бегущего. Тот упал на чемодан, придавив его сверху.

Кубанов тем временем участвовал в перестрелке с водителем, который оказался проворнее.

-Миша! – закричал Анисимов, видя как на животе товарища расплывается красное пятно.

-Иди за чемоданом, капитан, я в порядке! – проговорил сержант.

Водитель, ранивший Кубанова, уже подбегал к чемодану и успел вытащить его из-под застреленного фрица, когда пуля капитана вгрызлась ему в шею. Вернувшись к сержанту, наш офицер увидел, что товарищ уже не дышит. Он столкнул его в траву у дороги и кинулся в чащу. Капитан знал, что через несколько минут здесь будет полно фашистов из специальных поисковых подразделений.

…он возвращался на Родину несколько суток. В первые сутки после похищения дипломата с документами погоня была особенно суровой. Один раз капитан даже завязал перестрелку с врагами, которые вышли на него в лесу, где он спал в старой землянке, непонятно кем здесь вырытой. Он как раз выходил в сумерках, чтобы ночью продолжить движение и столкнулся нос к носу с фрицем. Второй был позади, в десяти метрах. Капитан рубанул первого ребром пистолета по переносице, а второго застрелил в упор до того, как он опомнился.

После этого пришлось бежать без отдыха всю ночь. Иногда офицер слышал далеко за спиной лай собак, не предвещавший ничего хорошего. Ему повезло, что он вышел к реке. Здесь лежало несколько брёвен, а течение было как раз на восток, в сторону Союза. До того, как лучи солнца осветили все вокруг, разведчику успел проплыть на бревне по течению не один десяток километров…

А на следующую ночь ему повезло ещё больше. Он вышел к ЖД. развязке и устранив несколько патрульных закопался в вагоне со щебнем, направлявшемся на фронт. Через сутки портфель с документами лёг на стол полковнику.

-А Кубанов где? – поднял глаза полковник.

Увидев выражение лица подчинённого, полковник всё понял, и положив руку на плечо разведчика, сильно сжал кисть:

-Держись Коля… я уверен, ты сделал всё, что мог…

Zampolitovich