Разведчик. Бегущий вдоль траншеи.

-А никак мы к ним не подойдем! – кричал командир роты, — если заблаговременно не ослабить их оборону!

Разведчики слушали командира и бросали друг на друга косые взгляды. Когда командир закончил обзор задачи, лейтенант Федотов поднялся.

-Единственное, что мы можем сделать в данной ситуации, — сказал командир разведгруппы, — это попытаться нейтрализовать пулеметные расчеты фашистов!

Ротный внимательно посмотрел на лейтенанта.

-Это решило бы множество проблем! – воскликнул майор, — а что вам для этого нужно?

Разведчики улыбнулись. Они уже представляли себе предстоящую ночную вылазку.

-Да как что нужно, — кашлянул в кулак старший разведчик, — темной ночи, да побольше удачи!

И вот, около полуночи трое бойцов отправились к передовому краю немецкой обороны. Небо было черным, с проносящимися тучами.

-Вон там! – прошептал лейтенант, — перед траншеей лежат дозорные…

Теперь все заметили вражеских часовых. Двое фашистов лежали в сухой степной траве в пяти метрах перед передовой траншеей гитлеровцев.

Командир группы отдал приказ двоим разведчикам, и те начали ползти в стороны, чтобы затем атаковать дозорный сбоку. А сам Федотов подполз прямо и пошелестел листвой у дерева.

Двое дозорных устремили свои взгляды на большой клен, у которого что-то шуршало. Вот тут-то и напали на них сержанты, вонзив ножи между вражеских ребер.

-Вон там первый пулемет! – прошептал Федотов, когда они вновь собрались вместе.

Как только они пошли к первому пулеметному расчету противника, сразу же раздался треск выстрелов. Двое наших разведчиков так и попадали, держа гранаты наготове.

Федотов споткнулся об упавшего товарища и теперь лежал вместе с погибшими. Через минуту вокруг уже находились трое фашистов.

-Дайд! – прокричал немецкий лейтенант, кому-то в глубину тыла.

Это означало, что всех троих разведчиков признали мертвыми. Ненависть сжигала лейтенанта изнутри, но он терпеливо лежал около погибших товарищей и ждал, когда передовая врага снова погрузится в сон.

Так он пролежал два часа, а затем аккуратно собрал у друзей гранаты. Пулеметный расчет фашистов был прямо напротив – в пяти метрах от него.

Он тихо поднялся и метнул в пулеметное укрепление сразу две гранаты, сначала одну, и сразу вторую. Он не стал дожидаться взрыва, а сразу побежал дальше, к следующему пулеметному расчету. Когда уже подбегал, ствол поворачивался к нему.

Сзади прогремели два взрыва.  Лейтенант метнул гранату и упал на живот. Через секунду второй пулеметный расчет неприятеля разорвало на части.

Он поднялся и помчался дальше, вдоль передней траншеи фашистов. Из траншеи начали высовываться стволы немецких винтовок, и Федотов стрелял прямо сверху по врагам. У него осталась последняя граната, но он так и не успел добраться до третьего пулеметного расчета…

Две пули попали ему в живот практически одновременно. Падая на колени, лейтенант все же успел взвести гранату и метнул ее в траншею, где услышал вражеские крики.

Он уже был мертв, когда прогремел его последний взрыв, поэтому так и не узнал, что забрал с собой троих немецких офицеров…

Zampolitovich