Невский курил около командирского блиндажа. Разведчик терялся в догадках, для чего его так срочно вызвали к начальству посреди ночи. Скорее всего, случилось что-то экстраординарное, раз понадобилась помощь разведчиков, только пару часов назад вернувшихся с задания.

-Старшина, зайди! – проговорил, негромко капитан, высунув голову из блиндажа комбата.

Внутри было трое офицеров. Двоих Невский знал очень хорошо, а третий был знаком, но разведчик не мог вспомнить, где именно его видел раньше.

-Коля, твоя помощь, нужна — протянул ему руку командир батальона, — твоя и твоих ребят. Дело деликатное, тут в соседнем батальоне ЧП…

Незнакомцем оказался комбат соседнего батальона, подполковник Разин. Оказалось, что его дочь вчера днём угодила в плен к фашистам. Трое вражеских диверсантов возвращались с задания и прихватили дочь подполковника с собой, когда та не вовремя уединилась на сеновале с одним из наших сержантов.

-У меня есть спецы, которые могут сработать в занятой гитлеровцами деревне, — продолжал Разин, — но там дозоров полным-полно! А вы, говорят против них самые лучшие!

Это была чистая правда. Невский и его ребята славились тем, что умели передвигаться невидимо и бесшумно. Устранение вражеских часовых и разведка обстановки в тылу врага, были их излюбленными занятиями.

Через час, в кромешной мгле ноябрьской ночи, две фигуры разведчиков бесшумно скользнули в сторону рощи, обрамляющей занятую фрицами деревушку.

-Как увидим первый патруль, сразу разделяемся и действуем, как обычно… — прошептал Невский своему напарнику, сержанту Максименко.

Смотрите также:  Военные разведчики вов. Крайне важное и опасное задание.

За много месяцев совместной работы бойцы понимали друг друга практически без слов. Что такое «разделяемся и действуем как, обычно», все знали назубок. Когда впереди появились два фрица, бредущие во мгле, старшина дотронулся до плеча Максименко и тот еле заметно кивнув, скрылся в зарослях впереди. Отсчитав ровно сто секунд, командир разведгруппы шагнул вперёд, присел на корточки и сказал негромко, но отчётливо:

-Хенде Хох!

Фашисты резко обернулись к нему и стали пытаться различить хоть что-то во мраке. В это время сержант шагнул к ним сзади и нанёс два быстрых удара финкой, в область между лопатками каждого. Вот только на этот раз всё прошло не так гладко – один из немцев успел круто развернуться и нанести удар штыком прямо в живот разведчика.

***

…он закрыл глаза навсегда на руках у командира. Невский оттащил товарища в заросли, прикрыв ветвями. Фашистов спрятал в другом месте – в овраге, присыпав прелыми листьями. Теперь предстояло действовать самому. Невский вздохнул, стиснул кулаки от злости и скользнул в темноту. До появления штурмовиков Разина оставалось чуть больше часа…

Он насчитал три дозорных расчёта фашистов. В каждом было по два бойца. Они находились приблизительно на одинаковом удалении друг от друга, по периметру деревни. Первый дозор он устранил классическим способом: включил фонарик и положил его в траву. Когда двое вражеских солдат наклонились посмотреть, что это за диво такое, старшина задушил обоих одновременно, причём одной шинелью.

Смотрите также:  Разведка. Не пропустить «тигры» к берегу

Со вторым дозором пришлось повозиться – эти оказались бдительными и постоянно вертели головами. Разведчик вспомнил одну хитрость, которую они с товарищами применили год назад в похожей ситуации. Обойдя фашистов со спины по подлеску, красноармеец прошептал громко, по-немецки:

-Хэлп…

Один пошёл посмотреть, кому из своих нужна помощь, а когда вернулся, то увидел напарника, лежащего в траве с ножом в шее. А через секунду тяжёлая ветка с суком опустилась и на его голову.

Проблема случилась при устранении третьего расчёта вражеских часовых. Разведчик знал, что штурмовая группа комбата уже направляется к деревне, чтобы освободить его дочь. Но Невский ещё не закончил свою миссию – нужно было убрать последний дозор. Когда он уже придумал, как расправиться с оставшимися двумя и подошёл на расстояние в десять метров, предательски ухнула сова над головой и нога наступила на шишку…

Старшина выстрелил первым. Один фриц упал, но второй успел выстрелить, прежде чем разведчик выстрелил во второй раз. Вражеская пуля пропорола бедро примерно посередине, вызвав острую вспышку боли.

…Он хромал уже два часа. Пока боль немного притупилась, Невский разок «блуканул» в темноте незнакомого леса. Где-то позади слышны были звуки стрельбы, а потом даже раздалось два взрыва, похожие на взрывы от ручной гранаты. Гадать не приходилось – наши штурмовики. Остановившись перевести дух, Невский нащупал, что правая штанина насквозь промокла от крови, как и портянки. «Интересно, получилось ли у них…» — последнее, что подумал разведчик перед тем, как потерять сознание.

В себя он пришёл через 10 часов, в полевом госпитале. Рядом стоял подполковник Разин, сжимая его руку:

-Очнулся милок! Ну слава богу! Теперь выкарабкаешься! Спасибо тебе, родной!

Zampolitovich