Особист. Новое назначение

-Да вот так, Смирнов! – огрызнулся полковник, — именно на фронт и к заградителям! Поступаешь в подчинение майору Пасечнику! Отправляешься немедленно!

У молодого лейтенанта милиции, Андрея Смирнова слегка затряслись руки. Странно… Он знал, что не из робкого десятка, но в последнее время слишком многое произошло и навалилось на его совсем еще не опытные плечи.

В 1940 м он поступил на службу в Ростовское отделение НКВД. Не прошло и года, как началась война. Мать с отцом погибли два месяца назад при бомбардировке с воздуха. Сестра была где-то на фронте фельдшером, так как год назад окончила медучилище.

И вот теперь его переводят в особый отдел. Новое назначение в заградительный отряд…

Через 12-ать часов Андрей прибыл к месту назначения, под Мариуполь.

-Здравия желаю, товарищ майор! – поприветствовал лейтенант своего нового командира, — прибыл в ваше распоряжение по приказу полковника Овсянина!

Майор смерил его оценивающим взглядом, от которого становилась одновременно и страшно, и спокойно.

-Ну что ж, Смирнов, — ответил Пасечник, — кидай свои вещи вон в том блиндаже, регистрируйся у старшины там же и будешь принимать свой взвод бойцов!

-Но как?! – воскликнул лейтенант, — я ведь… это как же, свой взвод?!

Впереди, на расстоянии около 200-от метров разорвалось со свистом несколько вражеских снарядов. Раздались очереди автоматов и пулеметов. Смирнов аж невольно присел.

-Ааа…, совсем еще не обстрелянный… — протянул майор, — ладно, побудешь пока при мне!

И Пасечник начал передавать свой опыт лейтенанту. Фашисты напирали постоянно, и работа для заградотрядов имелась всегда.

-Вон, видишь вон тех?  — показал рукой по диагонали майор, — это точно трусы, а значит предатели! Они знают, где примерно мы стоим, и пытаются от нас ускользнуть!

Говоря эти слова, майор кивнул, трем сержантам, стоявшим рядом. Те все сразу поняли и отправились на перехват.

-А куда они потом?! – спросил Андрей.

-А потом они затеряются на несколько суток и пройдут несколько километров вдоль линии фронта, — объяснял майор, — выйдя к другим подразделениям, расскажут душещипательную историю о том, как вся их рота погибла, а они чудом уцелели.

-А если это действительно так?! – спросил Смирнов, глядя в глаза Пасечнику.

Тот как-то снисходительно посмотрел  на молодого офицера и проговорил:

-Приказ был стоять насмерть! Какое еще отступление без приказа?! Остальные ведь сидят! Иначе, фашист был бы уже здесь!

Тут как раз привели тех двоих беглецов с передовой. В яме неподалеку сидело еще с десяток бойцов с невыясненными обстоятельствами задержания. Троих из них подозревали в самостреле.

-Я бы сразу отдал приказ на расстрел, — проговорил майор, — но хочу, чтобы такой приказ отдал ты!

Лейтенант открыл рот, но слова застряли в горле, только подумал про себя, вот кто такие особисты во время вов. Впереди снова усилились звуки боя. Трое задержанных солдат стояли под дулами автоматов заградителей и смотрели под ноги.

-Но я не могу… — пролепетал Смирнов, — а вдруг они… все же, надо ведь разобра…

-Ты брось мне эти нюни лейтенант! – сурово выкрикнул Пасечник, — передовая никакой слабины не прощает! Расстрелять!

Особисты подняли автоматы и короткими очередями оборвали жизни троих задержанных. Остальные задержанные бойцы, которых выпустили из ямы, обреченно зажмурились.

И так потянулись дни, превращаясь в недели… Однажды, когда они были в непосредственной близости от линии фронта и стреляли в прорвавшихся немцев, снаряд упал прямо в трех метрах от майора пасечника. Тот погиб сразу, от множественных осколочных ранений.

Смирнов принял командование на себя. Приказал отряду отойти на две сотни метров в тыл. И вот он увидел бегущую на них с передовой группу красноармейцев.

-Не отступать! – прокричал им лейтенант, — иначе мы открываем огонь!

Бойцы остановились, посмотрели на черные дула автоматов заградителей и развернувшись, пошли обратно, в сторону наступающего врага.


Дорогие читатели, пожалуйста, оставляйте сайт в закладках и делитесь им в соцсетях, это очень помогает развитию сайта и стимулирует для вас писать лучше и чаще.