80-ти летний стрелок

Немцы зашли в деревню на рассвете, как страшный кошмарный сон. Повсюду была стрельба и крики раненных, приказы на вражеском языке больно резали слух.

Дед Кузьмич стоял в сенях свой хаты, когда к нему вошел фашист с винтовкой наперевес.

-Го, шнеле! – прокричал фашист 80-ти летнему старику и оттолкнул его в проход, в комнату.

Кузьмич схватился за дверную лудку и еле удержался на ногах. Когда его вывели из дома, на улицах уже было полно соседей, которых фашисты гнали пинками и прикладами к сараям. Кто-то вырвался и пытался бежать.

-Стопен! – прокричал офицер в серой фуражке и выстрелил из вальтера.

Баба Клавдия из дома напротив, распростерлась прямо посреди улицы. Кто-то зарыдал, кто-то сыпал проклятиями, кто-то молился…

Стариков и детей согнали в два сарая и заперли на засовы.

-Ой, божечки… — причитали старухи, — что же теперь будет…

Кузьмич мерил шагами сарай. Он нашел старый люк и поднял крышку, потянув за кольцо.

-Ты чего удумал, Кузьмич?! – проговорил дед Федор, — убьют ведь!

Кузьмич ничего не ответил, а начал молча спускаться вниз. В погребе было темно, но старик начал обследовать подвал. Через несколько минут он нашел длинный сверток. В старую рубаху было завернуто охотничье ружье. Рядом на полке лежала коробка с патронами.

Он вспомнил, как воевал в стрелковом полку еще в первую мировую. На счету Кузьмича было больше двадцати вражеских солдат. Зрение уже совсем не то, но терпеть немецкую сволочь в родной деревне?!

-Ну уж нет… — покачал головой старик и набив карманы патронами, взял ружье и полез обратно наверх.

Когда односельчане увидели находку деда, они принялись его отговаривать.

-Да ты что, старый, совсем спятил?! – закричала баба Зоя, — из-за тебя нас всех перестреляют!

-Спокойно деваньки! – ответил Кузьмич, — я выйду с другой стороны!

Этот сарай Кузьмич знал очень хорошо. Он не раз ремонтировал заднюю стену и помнил, что две деревяхи там совсем сгнили. Теперь он радовался, что не заменил их два года назад.

Дед зарядил ружье и вылез в проем, отодвинув гнилую доску. Обойдя сарай, он вышел к центру деревни, где фашисты построили подростков.

-И тогда вам будут дарованы все привилегии! – переводил переводчик слова вражеского майора, — только нужно перейти на нашу сторону!!!

Дед понял, что молодежь вербуют в полицаи. Он залег за небольшим стогом сена и прицелился в фашиста. Расстояние было небольшим, около 50-ти метров, но зрение старика уже было совсем «ни к черту». Кузьмич несколько раз сильно моргнул, и когда увидел четко мушку на серой фуражке с орлами по центру, нажал на спуск.

Майор упал с дыркой над бровью. Фашисты сразу развернулись и приняли боевые позы. Дед выстрелил снова – на этот раз пуля попала в живот фельдфебелю.

-Не вздумайте служить фашистам! – закричал Кузьмич подросткам, — сопротивляйтесь до последнего!

Один из вражеских солдат побежал в обход к стогу сена, и Кузьмич снова нажал на спусковой крючок. Фриц отлетел на несколько метров и упал на спину, в неестественной позе.

Один из подростков в общей суматохе сделал несколько шагов назад и схватил вилы, лежавшие у стены дома. Как только немецкий лейтенант отвернулся, парень с разбегу вонзил вилы ему в поясницу…

А Кузьмич снова выстрелил – теперь пуля пробила бензобак вражеского мотоцикла.

Пока врагам удалось обойти старика, Кузьмич ликвидировал еще троих солдат неприятеля. Даже поняв, что вот уже всё, дед побежал с ружьем в сторону штаба врага…

Zampolitovich